Клуб любителей китайских автомобилей - отзывы реальных владельцев, форумы, дилеры, фото, статьи, тесты, сравнения, краш тесты
Клуб любителей китайских автомобилей - отзывы реальных владельцев, форумы, дилеры, фото, статьи, тесты, сравнения, краш тесты
Главная  •  Рћ клубе  •  Форум  •  Магазин Клуба  •  Рекламодателям  •  Регистрация
 Основное меню:
 Поиск:

Расширенный поиск
 Калькулятор расстояний
Расчет расстояния:

От:
До:
Через:

(новое окно)
 Счетчики:

Rambler's Top100

Rambler's Top100
Яндекс.Метрика

 Все о Клубных услугах
  • Клубный магазин!
    ВНИМАНИЕ! Магазин клуба теперь доступен не только в интернете, но и по адресу: МО г.Химки ул. Репина, д.7 (здание автотехцентра, 2 этаж).
    ТЕЛЕФОНЫ МАГАЗИНА: +7(499) 500-00-78, +7(916) 609-12-54
    РЕЖИМ РАБОТЫ: с понедельника по пятницу с 10 до 18 часов.
    Магазин предлагает:
    • Для новых автомобилей обвес, дефлекторы, подкрылки, чехлы, ксенон, лебедки, фаркопы;
    • Для самостоятельного техобслуживания немецкие и японские фильтры, колодки, ремни, свечи, амортизаторы и пр.;
    • Для ремонта оригинальные (и не только) детали кузова, запчасти. Возможна наличная и безналичная оплата, доставка курьером по Москве и Подмосковью, отправка в регионы.
    Ждем Вас на нашем сайте, а также в розничном магазине! Сделаем для Клуба настоящий магазин, который будет помощником и советчиком для любого автомобилиста, имеющего китайский автомобиль!

  • Интересное в мире : Поэт, две музы и авто
    Написал Lady в 03/04/2008 18:57:33 (1529 прочтений) Другие новости этого автора

    Вернувшись из Франции в 1925 году, поэт Владимир Маяковский, делясь впечатлениями, написал о Париже: «В огне жуками всех систем жужжат автомобили». И вряд ли даже в страшном сне ему могло присниться, что три года спустя он сам привезет одно из этих авто в СССР


    Удивительно: Маяковский, который к автомобилям был более чем равнодушен, управлять ими не умел и категорически отказывался учиться этой премудрости, вдруг взял да и привез из Парижа машину! Привез, рискуя нарваться на непонимание друзей и, как минимум, на острую критику со стороны противников: «Заелся, «певец революции», агитатор, горлан, главарь! Обуржуазился, разложился!» А от такой критики, как известно, и до тюрьмы недалеко.
    Что же заставило Владимира Владимировича пойти на столь рискованный по тем временам шаг? Ведь в СССР автомобиль гражданам иметь не полагалось – он был прерогативой партийно-номенклатурной элиты. Да и та пользовалась не собственными, а служебными машинами.
    Ответ на этот вопрос лежит, казалось бы, на поверхности, достаточно прочесть стихотворение «Ответ на будущие сплетни», где все ясно написано. Все да не все.

    ШЕРШЕ ЛЯ ФАМ!

    Французы, которые толк в жизни понимают, всегда в неясных случаях советуют искать женщину. А тут и искать не нужно! Женщина есть, это бессменная муза Маяков­ского Лиля Брик. Ради нее поэт был готов на любые жертвы. И вот однажды Лиля Юрьевна потребовала привезти ей не духи, не шелковые чулки, не новую модную одежду и даже не бриллианты, а… автомобиль. Нет, она не стучала кулаком по столу, не закатывала истерик, а скорее всего, капризно надув губки, просила: «Ну милый… Ну привези автомобильчик…».
    Разумеется, поэт прекрасно понимал, к чему приведет такая покупка, но и не купить машину не мог – любимая женщина этого бы просто не поняла, ведь она даже специально выучилась водить автомобиль. И теперь планомерно изводила поэта напоминаниями, которые были практически в каждой ее телеграмме или письме. Причем Лиля Юрьевна прекрасно представляла, каким именно должен быть ее будущий автомобиль. Так, 14 октября 1928 года она писала Владимиру Владимировичу в Париж: «Про машину не забудь. 1) предохранители спереди и сзади, 2) добавочный прожектор сбоку, 3) электрическую прочищалку для переднего стекла, 4) фонари сзади с надписью «top», 5) обязательные стрелки, показывающие, куда поворачивает машина, 6) теплую попонку, чтобы не замерзала вода. 7) не забудь про чемодан и два добавочных колеса сзади. Про часы с недельным заводом. Цвет и форму (открытую… закрытую) на твой… вкус… Только чтобы не была похожа на такси. Лучше всего Buick или Renault. Только НЕ Amilcar!»
    Или вот еще строки, уже от 28 октября: «Прежде чем купить машину, посоветуйся со мной телеграфно…».
    Естественно, при таком раскладе забыть о поручении и спустить дело на тормозах было просто немыслимо. И Маяковский вынужденно подыскивал авто для Брик. Правда, денег у поэта было в обрез. Дело в том, что в Париже он вел переговоры о том, чтобы написать киносценарий, по которому французские кинематографисты могли бы снять фильм. На вырученные средства и планировалось купить машину. Однако переговоры успехом не увенчались, денег заработать не удалось, и поэт тут же известил о положении вещей свою музу.
    Та капризничала: «Ууууууу-у-у-у!!! Неужели не будет автомобильчита! А я так замечательно научилась ездить!!! Пожалуйста, привези автомобильчит!!!!!!!!!!!!!!!»
    Потом инструкции стали более прагматическими: «Если не хватит денег, то пошли хоть… 450 долларов на Фордик без запасных частей. Запасные части, в крайнем случае, можно достать для Форда и здесь. У-уу-ууу––––!!!!?»

    ИТАК, ОНА ЗВАЛАСЬ ТАТЬЯНОЙ
    Вполне могло случиться, что любимая женщина поэта так и осталась бы без машины, не вмешайся… еще одна женщина. Она появилась в жизни Маяковского уже в Париже, причем Владимир Владимирович настолько увлекся новой знакомой, что всерьез собирался жениться на ней. Кем же была эта таинственная и прекрасная дама?
    Татьяна Яковлева, племянница известного художника Александра Евгеньевича Яковлева и… внучка одного из создателей первого русского автомобиля Евгения Александровича Яковлева.
    Как часто бывает, Маяковский оказался не единственным воздыхателем: русскую красавицу окружало множество блестящих кавалеров, богатых молодых аристократов, которые ходили за девушкой по пятам. Нашлись в этом сонме и заядлые автомобилисты. И вышло, что именно Татьяна Яковлева, зная финансовые возможности поэта и технические требования, предъявленные к будущему автомобилю, посоветовала Маяковскому приобрести для Лили Брик Renault NN.
    Маяковский совета послушал и через некоторое время смог отписать в Первопрестольную: «Покупаю Рено. Красавец серой масти 6 сил 4 цилиндра кондуит интерьер. 19 декабря поедет в Москву». Сам Владимир Владимирович планировал вернуться в начале декабря. Расставание с Татьяной Яковлевой было нежным и печальным. Поэт звал ее в СССР, обещал заботиться о родственниках, оставшихся в Союзе, и даже посвятил несколько стихотворений. Как видим, ей довольно быстро удалось стать парижской музой Маяковского.

    «Я ИЗ ПАРИЖА ПРИВЕЗ РЕНО»
    Сам Маяковский вернулся в Моск­ву 8 декабря 1928 года, а вот с авто вышла заминка. Машина прибыла только в начале 1929 года, причем на советской таможне появились проблемы, которые поэту пришлось решать в срочном порядке.
    Пикантность ситуации заключалась в том, что Лиля Брик от своей сестры, жившей в Париже, узнала о романе Владимира Владимировича, а когда вышла его книжка со стихами, посвященными Яковлевой, ее гневу и разочарованию не было границ. Лиля Юрьевна еще долго не могла смириться с потерей титула «Официальной музы-вдохновительницы» главного пролетарского поэта.
    Зато теперь она могла разъезжать по Москве в новеньком Renault. Знавшие ее люди вспоминали, что машиной Брик управляла не слишком уверенно. Случались и происшествия. Однажды она сбила маленькую девочку. И хотя обошлось без летального исхода, разговоров по этому поводу было немало. До суда дело не дошло. Некоторые биографы Лили Брик полагают, что дело закрыли благодаря вмешательству ее покровителей с Лубянки…
    А что же поэт? Не дожидаясь, пока недоброжелатели обольют его помоями из-за женского каприза, Маяковский решает оправдаться, подвести под свое приобретение политическую, военную и экономическую подоплеки и пишет свое знаменитое стихотворение. Объяснившись таким образом с возможными оппонентами, он расставил все точки над i в истории с привезенным из Парижа автомобилем…
    Но автомобильная история на этом не закончилась, ведь машину надо было обеспечивать запчастями. Во время очередной поездки в Париж весной 1929 года Маяковский получил от Брик письмо с перечнем нужных запасных частей. Так, 25 апреля Лиля Юрьевна писала: «Двумя крестиками отмечены вещи абсолютно НЕОБХОДИМЫЕ, одним крестиком – НЕОБХОДИМЫЕ и без креста очень нужные. Лампочки в особенности – большие, присылай с каждым едущим, а то мы ездим уже с одним фонарем. Когда последняя лампочка перегорит – перестанем ездить. Их здесь совершенно невозможно получить для нашего типа Рено». Кстати, список запчастей составлял личный шофер Лили, которого наняли после несчастного случая с девочкой.
    Разумеется, и в этот раз Маяков­ский выполнил просьбу. И когда в мае Брик со своим новым другом Юсупом Абдрахмановым – высокопоставленным партийным деятелем из Средней Азии – ехала в Ленинград на подаренном поэтом Renault, машина была уже в полном порядке. А спустя совсем немного времени на том же Renault Лиля и ее муж Осип Брик следовали за грузовиком, который вез гроб с телом Маяковского в крематорий. Правда, говорят, что потом они вышли из автомобиля и отправились за гробом пешком. 

    Поэт и его муза

    Татьяна Яковлева стала не только новой музой поэта, но и помощницей в выборе авто

    Владеть автомобилем – дело не всегда радостное, здесь есть над чем задуматься

    Привезти машину – половина дела, ее нужно еще и содержать...

    АВТО ИЗ ПАРИЖА МАЯКОВСКИЙ ПРИВЕЗ НЕ СЕБЕ, А СВОЕЙ ГЛАВНОЙ МУЗЕ – ЛИЛЕ БРИК

    STORY АВТОСТРАСТИ МАЯКОВСКОГО

    Ответ
    на будущие
    сплетни
    Москва
     меня
      обступает, сипя,
    до шепота
     голос понижен:
    «Скажите,
      правда ль,
       что вы
        для себя
    авто
      купили в Париже?
    Товарищ,
     смотрите,
      чтоб не было бед,
    чтоб пресса
      на вас не нацыкала.
    Купили бы дрожки…
        велосипед…
    Ну
     не более ж мотоцикла!»
    С меня
      эти сплетни,
       как с гуся вода;
    надел
     хладнокровия панцирь.
    – Купил – говорите?
       Конечно,
          да.
    Купил,
      и бросьте трепаться.
    Довольно я шлепал,
       дохл
        да тих,
    на разных
       кобылах-выдрах.
    Теперь
     забензинено
      шесть лошадих
    в моих
      четырех цилиндрах.
    Разят
     желтизною
      из медных глазниц
    глаза –
      не глаза,
        а жуть!
    И целая
      улица
       падает ниц,
    когда
     кобылицы ржут.
    Я рифм
     накосил
      чуть-чуть не стог,
    аж в пору
     бухгалтеру сбиться.
    Две тыщи шестьсот
     бессоннейших строк
    в руле,
      в рессорах
        и в спицах.
    И мчишься,
     и пишешь,
      и лучше чем в кресле.
    Напрасно
     завистники злятся.
    Но если
     объявят опасность
         и если
    бой
      и мобилизация –
    я, взяв под уздцы,
      кобылиц подам
    товарищу комиссару,
    чтоб мчаться
     навстречу
      желанным годам
    в последнюю
       грозную свару.
    Не избежать мне
      сплетни дрянной.
    Ну что ж,
     простите пожалуйста,
    что я
       из Парижа
        привез Рено,
    а не духи
      и не галстук.

    Памятка поэту: что купить для машины

    Счета должны быть оплачены...

    Константин Шляхтенский

    Рейтинг: 0.00 (0 голосов) - Оцените эту новость -
    Комментарии принадлежат их авторам. Мы не несем ответственности за их содержание.
     Китайская мудрость:
    В траве говорят, а на дороге слушают.


     Вход пользователей
    Пользователь:

    Пароль:

    Запомнить

    Забыли пароль?

    Регистрация
     Специальное предложение
     Реклама:
     Пробки в Москве:

    Пробки в Москве на Яндекс.Картах


    Использование любых материалов с сайта возможно только с письменного разрешения администрации. При цитировании активная ссылка на сайт обязательна. Любые попытки нарушения закона будут рассмотрены в судебном порядке. Copyright © 2005-20012. Сайт оптимизирован для разрешения 1024х768.